Метка: статья

1-5
библ

О «Пермском книгоеде» с пермским же контекстом…

Цифры, приводимые Федеральной службой государственной статистики в отношении количества общедоступных библиотек, очень печальны. В 1992 году в Российской Федерации было 16 100 библиотек, по последним данным, в 2015 году осталось 8 900 библиотек1. За двадцать три года количество общедоступных библиотек сократилось на 44,7 процента. На этом фоне крайне важно отметить в этот же период процесс появления и широкого распространения электронных ресурсов самой различной тематики, в том числе и краеведческой: от тематических сайтов до онлайн-энциклопедий и электронных библиотек. И это, собственно, взаимосвязанный процесс развития: с одной стороны – уменьшение количества библиотек, с другой – появление новых форматов и видов библиотек.

Рассматривая местный сегмент электронных краеведческих ресурсов, можно сделать печальный вывод  — ресурсов крайне мало и они разрозненные. Если кратко касаться электронных библиотек – под этим термином мы будем подразумевать ресурс, предоставляющий свободный доступ к печатным изданиям в электронном виде, – то в пермском сегменте интернета на сегодняшний день сложилась четыре целостных ресурса.

  1. Пермская электронная библиотека. Доступ по адресу: http://arch.permculture.ru. Владелец: ГКБУК «Пермская государственная ордена «Знак Почёта» краевая универсальная библиотека им. А.М.Горького».
  2. Поисковая интернет-система «Поколения Пермского края». Доступ по адресу: https://pokolenia.permkrai.ru Владелец: Агентство по делам архивов Пермского края. Есть небольшой нюанс — идёт публикация архивных материалов, в частности, документов генеалогического характера (метрические книги, ревизские сказки и др.)
  3. Пермская губернская периодика: 1914-1922. Первая мировая война, революция 1917 года и Гражданская война на страницах газет. Доступ по адресу: http://permnewspapers.ru Владелец: Центр цифровой гуманитаристики ФГБОУВО «Пермский государственный национальный исследовательский университет».
  4. Пермский книгоед: Электронная краеведческая библиотека. Доступ по адресу: http://perm-book.ru Владелец: Андрей Павлович Зиновьев.

Отдельные небольшие подборки оцифрованных изданий можно встретить на сайтах различных учреждений культуры и науки – от библиотек и музеев до редакций газет и журналов.

Среди перечисленных ресурсов только один реализуется частным лицом. Это «Пермский книгоед». Проект начат в 2003 году. На страницах сайта начался сбор краеведческих изданий в электронном виде. В дальнейшем также был организован процесс самостоятельной оцифровки изданий краеведческой направленности. На сегодняшний момент коллекция «Книгоеда» составляет 6 574 экземпляра оцифрованных изданий (книг, газет, журналов) и занимает объём в 112,33 гигабайт. На страницы «Книгоеда» заходят в среднем 1700 посетителей в месяц, примерно 60 человек в сутки.

Структура ресурса проста. На данный момент существует три раздела: «Электронная библиотека», «Репертуар пермской книги» и «Краеведческая биобиблиография». В разделе «Электронная библиотека» в алфавитном порядке выложены все доступные в электронном виде издания. В «Репертуар пермской книги» вошли материалы Н.Ф. Авериной, изданные в 2001 году электронным изданием «История пермской книги»2, и активно мной пополняемые. Нина Фёдоровна так описала «репертуар»: «…репертуар – это список всех [пермских] изданий с возможно более полными библиографическими описаниями, расположенными в определенной последовательности»3. Расположение библиографических описаний печатных изданий в разделе дано в хронологическом порядке. Раздел «Краеведческая биобиблиография» посвящён людям, изучавшим историю Перми и Пермского края, оставившим след в науке, культуре, спорте, военном деле, политике. Это историки и архивисты, журналисты и краеведы, биологи и геологи, — и все те, кто неравнодушен, у кого в душе горит искорка интереса к своей малой Родине. Раздел формируется из биографических справок и библиографических материалов.

Сайт активно пополняется как собственными оцифровками, так и при помощи многочисленных волонтёров, присылающих различные материалы для публикации. На сегодняшний день частная краеведческая электронная библиотека активно развивается.  Видится несколько направлений развития данного информационного ресурса как оптимистичных, так и негативных.

Во-первых, необходимо сразу сказать, что возможности частного проекта по сравнению с государственным кардинально различаются по ресурсному обеспечению: финансирование, привлечение специалистов и использование разнообразных материалов. Заинтересованный человек с правильным и регулярным финансированием способен на многое. Но! На данный момент пермский сегмент государственных ресурсов характеризуется отсутствием заинтересованности и наличием финансирования. Пермская краевая библиотека имени А.М. Горького и Агентство по делам архивов Пермского края получают финансирование на перевод печатных изданий и архивных документов по государственной программе Пермского края «Культура Пермского края»4. Это радует наличием реальных работ по оцифровке и возможных перспектив системного продолжения этих работ в будущем. Но по факту, к сожалению, нужно сказать, что при реализации данных проектов этими организациями не учитывается мнение заинтересованных специалистов.

Во-вторых, есть специфический нюанс: государственные проекты ориентированы исключительно на собственные фонды и ресурсы, которые могут быть большими, но являются  далеко не полными. К сожалению, сегодня у государственных структур отсутствует заинтересованность в горизонтальных региональных и внерегиональных профессиональных связях. Возможностей у частного проекта (на данный момент, на основании моего опыта) в этом направлении намного больше. И практика это доказывает: нам удаётся собирать разнообразные материалы со всего мира.

В-третьих, частный проект ориентирован на личные библиотеки и личные архивы, которые могут дать обширнейшие материалы по истории города, края, предоставить новые данные для научных исследований и выявить ранее неизвестные источники, в частности, по истории пермского городского самоуправления.

В-четвёртых, вся работа, проводимая государственными и частными электронными библиотеками, требует осмысления и (в обязательном порядке!) внутреннего и внешнего независимого анализа, объективной оценки. Необходимо проговаривать, публично озвучивать  не только проблемы, но и достижения библиотек. Например, рассказывать о деятельности библиотеки им. М. Горького по оцифровке дореволюционного краеведческого фонда.

Таким образом, только комплексный подход к формированию электронных библиотек позволит заполнить информационную лакуну, которая образовалась с момента закрытия библиотек в районах и разрушения системы их комплектования. Электронные библиотеки – современный универсальный инструмент, способствующий образованию и просвещению жителей Пермского края.

                              

1 Центральная база статистических данных Федеральной службы государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: http://cbsd.gks.ru (Дата обращения: 01.11.2017).
2Аверина Н.Ф. История пермской книги: Электронное издание. – Пермь,2001. [Электронный ресурс]. URL: http://perm-book.ru/repertuar/(Дата обращения: 01.11.2017).
3Там же.
4Государственная программа Пермского края «Культура Пермского края», утверждённая постановлением правительства Пермского края от 3 октября 2013 г. № 1317-п: [Электронный ресурс]. URL: http://budget.permkrai.ru/documents/full_gs_text/Kultura_PK.doc(Дата обращения: 10.11.2017).

Кашихин Л.С. Ланкастерская школа в Перми

В начале прошлого века в России, по примеру западноевропейских стран, стали появляться школы взаимного обучения, в которых старшие и более успевающие ученики являлись помощниками учителя и под его руководством вели занятия с остальными учащимися. Такие школы называли ланкастерскими, по имени Ланкастера, английского педагога, одного из основоположников этого метода обучения.

Царское правительство, всегда стремившееся урезать расходы на нужды народного просвещения, не препятствовало возникновению этих школ, так как они ему почти ничего не стоили и существовали за счет благотворительности.

15 марта 1819 года пермский губернатор А.К.Криденер получил от инициатора создания ланкастерских школ в России Ф.П.Толстого письмо с предложением создать школу взаимного обучения в Перми «на пользу детей беднейшего класса народа, обучая их необходимым в общежитии предметам безденежно».

27 ноября 1619 года Криденер известил письмом Ф.П.Толстого, что в учрежденной им в Перми школе по методу взаимного обучения с 5 сентября начались занятия и что вверена она была титулярному советнику М.Г.Сведомскому и учителю гимназии В.Т.Феонову.

«Чиновники сии, — писал губернатор, — при всех встретившихся им затруднениях в совершении сего подвига в полной мере определили мой выбор и сделанное им доверие». Как видно из архивных документов, М.Г.Сведомский осуществлял попечительско-надзирательские функции, а обучение в школе вел талантливый педагог поэт-сатирик В.Т.Феонов. В его распоряжение поступило около 30 учеников, которые были в основном воспитанниками сиротских приютов.

В одной из комнат деревянного дома, отведенного под школу, стояло несколько столов. На столах ящики с мелко просеянным речным песком. На стенах комнаты-класса висели таблицы для чтения, диктовальные таблицы и арифметические. Часть из них была составлена от руки самим учителем. Все ученики делились на несколько отделений. Для обучения отделения учитель выделял наиболее способного старшего ученика, который назывался монитором. Монитор учился сам и учил своих товарищей. Перед началом занятий мониторы получали инструкции от учителя, чему и как учить. Одни отделения сидели за столами и занимались письменной работой. Ученики аккуратно отточенными палочками чертили на песке под диктовку мониторов буквы, слоги, слова или производили арифметические действия. Другие ученики тем временем, стоя у таблиц, изучали написанные там тексты, правила правописания, прописи, примеры, арифметические задачи. По мере надобности таблицы заменялись. При устных занятиях, ученики вслух читали настенные таблицы, заучивая их наизусть, отвечали на вопросы мониторов. По команде педагога, наблюдавшего за процессом обучения, отделения менялись через определенный промежуток времени местами. Процесс обучения скорее походил на солдатскую муштру. Переход от изучения одного материала к другому происходил по команде свистком или звонком учителя, обычно стоявшего на возвышении и зорко следившего за дисциплиной. В методике обучения присутствовали элементы соревнования: мониторы оценивали ответы ученика и подавали команду занять ему место в строю, соответственно сделанной оценке.

Пермским жителям, и особенно губернатору с его чиновниками, не терпелось увидеть плоды их благотворительных деяний. Спустя немногим более 3-х месяцев ученикам школы были назначены публичные предварительные испытания. Зимним февральским днем 23 дрожащих ученика ланкастерской школы предстали перед губернатором и его многочисленной свитой. Нам, не известен ход этих испытаний. Единственным источником о них служит восторженное письмо Криденера Ф.П.Толстому. В письме, рассказывая об этих испытаниях, губернатор писал: «Успехи учащихся превзошли всякое ожидание. Дети, начавшие обучаться с 5 сентября и не знавшие совсем грамоты, через три с половиной месяца к общему удивлению не только исправно читали, но и писали четким и красивым почерком».

Казалось бы, после такого успешного дебюта пермское училище взаимного обучения ожидает блестящее будущее. На деле же все оказалось далеко не так. Губернатору и иже с ним вскоре надоело играть роль народных просветителей: школа была брошена на произвол судьбы.

Спустя 10 лет школа кое-как еще продолжала свое существование на жалкие остатки от пожертвованных сумм. Ежегодно в ней обучалось в среднем по 50 человек. С грехом пополам одолевали они основы грамоты. Наиболее способные из них могли продолжать свое образование в Пермском приходском училище.

24 июня 1830 года ланкастерскую школу обследовал и экзаменовал ее учеников визитатор пермских училищ Г.С.Суровцев. Он оставил о ней следующее мнение: «Школа сия существует только по имени, почти никаких необходимых принадлежностей не имеет, учение в оной производится слабо». В школе он нашел 37 учеников, из которых 29 были воспитанниками пермского сиротского дома. Об учителе школы дьяконе П.Федорове визитатор заметил: «Не имеет никаких сведений и не довольно прилежен». В 1834 году ланкастерская школа была присоединена к Пермскому приходскому училищу.

Опубликовано: Вечерняя Пермь, 1971, 2 сентября, № 206 (818).

Красноперов Д.А. Правда и вымысел некоторых пермских мифов

Есть вымыслы, которые переходят из поколения в поколение и становятся преданиями. К таковым относятся, например, предания о Ермаке. Наряду с ними известны прочно укоренившиеся в литературе легенды, связанные с недавним прошлым Пермского края.

Сад Декабристов в Перми

Оказывается, липовую рощу в Разгуляе посадили декабристы. Народная молва свидетельствует о том, что аллеи сада расположены в виде римской цифры XIX, что означает девятнадцатый век. А если посмотреть на сад сверху, то можно разглядеть дату восстания декабристов — 1825 год.

Пермский поэт Владимир Радкевич упомянул об этом в стихотворении «Сад декабристов»:

Говорят, что сажали
Вот эти аллеи
Те, с кем дружен был Пестель
И близок Рылеев…

Действительно, декабристов везли через Пермь. Это факт. Но везли их быстро, с кратковременными остановками только для смены лошадей. Арестантам было запрещено общаться как друг с другом, так и с населением. Поэтому никаких деревьев здесь они, конечно же, не сажали. Возможно, эта легенда возникла в 1925 году, когда в России и, в частности, в Перми широко отмечали 100-летие со дня восстания декабристов. В публикациях можно встретить сведения о том, что именно в 1925 году бывший тюремный сад получил это имя – сад Декабристов. Это неверно, сад был назван так в 1920 году.

А. П. Чехов и «Три сестры»

Одна из широко распространенных легенд связана с пребыванием в Перми А.П.Чехова в 1890 и 1902 годах. В промежутке между первым и вторым посещением нашего города Чехов работал над пьесой «Три сестры». Сообщая о завершении работы над пьесой, он писал из Ялты А. М. Горькому в октябре 1900 года: «Действие происходит в провинциальном городе вроде Перми». Это упоминание дало повод многим исследователям отыскивать пьесе «пермские» приметы, и они были найдены. Например, описанный в пьесе город стоит у «богатой, широкой реки». В нем много берез, холодно, и комары. Железнодорожный вокзал находится от города за несколько верст. Появилась и версия о трех сестрах, живших в Перми: это дочери пермского архитектора Карвовского. Кроме того, три дочери было у директора частной гимназии Циммермана.

«В России все города одинаковы, — писал Чехов сестре. — Екатеринбург такой же точно, как Пермь или Тула. Похож на Сумы и на Гадяч»(1). По-видимому, он назвал в письме Горькому Пермь в связи с пьесой «Три сестры» просто потому, что она была еще жива в его памяти. А мог бы указать и на любой другой провинциальный город. Нет смысла искать доказательства «пермского» происхождения «Трех сестер». Многие северные города стоят у широкой реки. Повсюду в России много берез. Не является убедительным доводом в пользу Перми и вокзал, стоящий далеко за городом. Главным городским вокзалом в то время была Пермь Первая, это, по существу, в центре города. Познакомиться же с тремя сестрами у Чехова просто не было времени: он прибыл в Пермь далеко за полночь и уехал в шесть часов вечера на следующий день, успев при этом съездить в Мотовилиху, чтобы увидеть «пермское чудо» — 50-тонный паровой молот.

Сейчас трудно найти автора этой идеи. Впервые она была опубликована в изложении журналистки Анны Бердичевской(2). В настоящее время красивая легенда о «трех сестрах»(3) стала частью культурной жизни Перми, а пьеса «Три сестры» – культовой пьесой. В печати активно обсуждается вопрос об открытии памятника «трем сестрам». По-видимому, мы имеем дело с тем случаем, когда краеведческий миф удачно вписался в создаваемый в последние годы интеллигенцией Перми облик родного города. (К слову сказать, таким же красивым краеведческим мифом, в сущности, является и твердое убеждение пермяков в том, что город Юрятин в »Докторе Живаго» — это Пермь). Сведения о том, что Пермь является родиной «Трех сестер» давно перешагнули границы города и замелькали на страницах столичных газет и журналов. Вот как начинается рассказ московского писателя Алексея Варламова «Любимовка»: «По контрасту с крикливой, яркой Москвой Пермь выглядела сиротливо и бесприютно: худо одетые женщины с серыми, безнадежными лицами, азербайджанские торговцы, нечищеные улицы, ранние сумерки в темном городе, и в этих сумерках — призрак трех сестер, заламывающих руки над высоким камским обрывом…»(4)

Остается только добавить, что история о «трех сестрах» относится к тому разряду легенд, с которыми не хочется расставаться.

Мифы краеведа А. К. Шарца

Александр Кузьмич Шарц (1906-1986)(5) – один из активнейших краеведов Урала. Ему принадлежит заслуга в воскрешении памяти о многих забытых уральских деятелях науки, техники, литературы. К сожалению, для деятельности этого краеведа характерно слишком вольное обращение с архивными источниками. Более того, были случаи придумывания им вообще несуществующих источников.

Так, в 1981 году Шарц написал о судьбе придуманного им поэта Романа Митрофановича Волкова(6). При этом он привел подробную его биографию, составленную якобы по материалам Казанского архива, и стихотворение Р. Волкова «Дума», взятое из журнала «Заволжский муравей» (Казань, 1832, № 23). Однако стихотворение «Дума» в журнале подписано не Р. Волковым, а В. Волковым. Владимир Петрович Волков — сибиряк. Он окончил Казанский университет, работал в Яранской гимназии Вятской губернии. Ему и принадлежит стихотворение «Дума», приписанное Шарцем мифическому Р. М. Волкову.

В книге казанских литературоведов В. Аристова и Н. Ермолаевой «Все начиналось с путеводителя» (Казань, 1975) приводится справка еще об одном авторе «Заволжского муравья» Р. Волкове. По их сведениям, Р. Волков — это Руф Глебович Волков, выпускник Казанского университета, учитель Пермской гимназии. Он опубликовал в этом журнале два своих стихотворения (1832, № 2 и 7).

Имя никогда не существовавшего поэта Романа Митрофановича Волкова и приписанное ему чужое стихотворение «Дума» внесено в трехтомную антологию «Русская поэзия Урала ХVIII — XX веков» (Екатеринбург, 1995-1999). Теперь эту ошибку уже очень трудно исправить.

Самой известной легендой, пущенной в оборот А. К. Шарцем, является миф об авторе песни «Однозвучно гремит колокольчик» (композитор А. Л. Гурилев), которую якобы сочинил крепостной Всеволожских, уроженец с. Сива Иван Иванович Макаров. Впервые Шарц рассказал о своей «находке» в 1971 году в газете «Литературная Россия»(7), а затем неоднократно публиковал историю о трагически погибшем, замерзшем в дороге ямщике-поэте, в пермских газетах и даже в журнале «Огонек»(8). История получилась очень привлекательной, но архивные данные и цитаты из тюремных документов, на которые ссылается Шарц, вызывают сомнение в их подлинности. Кроме этого, он так и не сообщил, в каком именно архиве нашел эти сведения.

До публикаций Шарца сведения об авторстве песни были противоречивыми. По одним источникам (сборник 1853 года) автором ее считался Н. П. Макаров, по другим («Песни русских поэтов»)(9) – некий И. Макаров. Из воспоминаний писателя Н. А. Энгельгардта(10) следует, что И. П. Макаров (1810 — 1890) — его дед, гитарист, лексикограф, писатель и поэт, печатавший свои сатирические романы под псевдонимом Гермоген Трехзвездочкин. В альманахе «Раут» (издатель Н. В. Сушков) он опубликовал несколько своих песен. Известно, что на его стихи написаны композитором А. Л. Гурилевым романсы «В морозную ночь я смотрела» и «Падучая звезда», а композитором Болле — «Не вспоминай того, что было».

Об И. Макарове никаких биографических сведений не было приведено, этим и воспользовался А. К. Шарц.

В 1988 году был издан двухтомный сборник «Песни русских поэтов»(11), в котором песня «Однозвучно гремит колокольчик» напечатана в разделе «Песни и романсы неизвестных и предполагаемых авторов». Доказательства в пользу И. И. Макарова, приведенные в статье Шарца, показались редакторам сборника неубедительными. Его составитель В. Гусев обратился в Государственный архив Пермской области с просьбой подтвердить подлинность документов о поэте Иване Ивановиче Макарове. Такие документы не были найдены ни в фондах архива, ни в личном фонде А. К. Шарца. Таким образом, авторство И. И. Макарова было отвергнуто с мотивировкой: «Цикл романсов А. Гурилева и романс Болле написаны на тексты одного автора, содержание и стиль которых вызывает сомнение в возможности их принадлежности крестьянину».

Тем не менее легенда об уральском крепостном крестьянине, сочинившем прекрасную, хорошо известную каждому россиянину песню «Однозвучно гремит колокольчик», жива и с завидным постоянством появляется в различных краеведческих публикациях(12).

Легенда А. К. Шарца о «сосне Чернышевского»(13) вызывает улыбку. Первое время он называл этот миф «народным преданием»; якобы записанным со слов жителей села Янычи Пермского района. При этом Шарц называл имена лиц, поведавших ему историю о том, как писатель-арестант Н.Г.Чернышевский, направлявшийся в Сибирь, в мае 1864 года остановился в Янычах и, «с разрешения жандармов», в кандалах, сходил в лес, выкопал там маленькую сосну и посадил ее против пересыльной тюрьмы. Сосна выросла, крестьяне защитили ее оградкой и часто собирались около нее на сходки. В 1905 году, когда эти собрания участились и стали вызывать подозрение властей, жандармы спилили сосну.

В 1978 году, по случаю 150-летия со дня рождения Н. Г. Чернышевского, Шарц вновь опубликовал свое предание в областной газете «Звезда» и заодно в десятках районных газет, но уже как подлинную историю, предварив ее комментарием: «Публикуемый ниже материал написан на основании документов, хранящихся в государственных архивах Тюмени, Перми и у автора»(14).

Уместно упомянуть о том, что этот краеведческий миф породил забавный анекдот, ставший широко известным в Перми. Замечательный и остроумный пермский журналист Б.Н.Назаровский заметил мимоходом: «Сосна Чернышевского – это липа Шарца».

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Красноперов Д. Я увез из Перми воспоминанье…: Письма, дневники, воспоминания русских писателей, связанные с Пермским Прикамьем. — Пермь. 1989. — С. 244.

2 Бердичевская А. Город трех сестер // Вечерняя Пермь, 1971, 3 декабря.

3 Басинский П. Путешествие в Юрятин // Литературная газета, 1997, 23 апреля; Дворянова О. «Вроде Перми» // Культура, 1999, август, № 8; Овчинникова В. Пермь не хуже Вероны // Культура, 1999, апрель, № 4; Дворянова О. Пермские разговоры // Культура, 1999, декабрь, № 12.

4 Варламов А. Любимовка // Октябрь, 1998, № 3.

5 Краеведы и краеведческие организации Перми: Биобиблиогр. справочник. — Пермь, 2000. — С. 291-292.

6 Шарц А.К. «Но злою он судьбой гоним» // Уральский следопыт, 1981, № 1.

7 Шарц А.К. «Однозвучно гремит колокольчик» // Литературная Россия, 1971, 11 июня.

8 Вечерняя Пермь, 1975, 26-27 ноября; Огонек, 1978, № 30.

9 Песни русских поэтов (ХVIII — первая половина XIX в.). — М., 1936.

10 Энгельгардт Н. А. Последняя гитара // Исторический вестник, 1910, № 4.

11 Песни русских поэтов. Середина XIX — начало XX в. — Т. 2. — Л., 1988.

12 Одегов В. «Однозвучно гремит колокольчик»: Автор стихов знаменитого романса работал ямщиком на кунгурских дорогах в 40-50-х годах XIX в. // Искра (Кунгур), 2000, 26 декабря.

13 Шарц А. К. Сосна Чернышевского // Уральский следопыт, 1951, № 1.

14 Звезда, 1978, 7 июня.

Опубликовано: Страницы прошлого: Избранные материалы краеведческих Смышляевских чтений в Перми. Вып.третий. — Пермь.2001. — С.144-148.

Зиновьев А.П. «Если рассказать о моей жизни…»

Как часто приходится слышать слова, особенно от пожилых людей: «Если рассказать о моей жизни, то роман можно написать…». Не знаю, как насчёт романа, но, если отбросить преувеличение, то доля истины в этом утверждении есть: жизнь каждого человека уникальна, тем более, если она приходится на крутые, переломные моменты эпохи. О справедливости этого утверждения свидетельствуют сочинения учащихся пермской школы № 132, собранные в машинописный сборник «Великая Отечественная война в воспоминаниях, документах, фактах (по материалам семейных архивов)». Сборник этот – результат поисковой работы старшеклассников – передал в фонды Музея истории Индустриального района г.Перми Владимир Сергеевич Колбас, краевед, историк, заместитель директора Детско-юношеского центра «Рифей».

Перелистаем несколько страниц этого сборника, прикоснёмся к судьбам людей, опалённых войной.

Вот воспоминания Екатерины Михайловны Сорокиной, записанные её дочерью Людмилой. Десятилетняя Катя жила в Смоленской области в деревне Лужок, которая неоднократно переходила из рук в руки, то к немцам, то к русским. «Мы, — вспоминала она, — сбивали и таскали на себе железные «ежи». Немцы силой принуждали советских людей носить на передовую, проходившую по окраине деревни, колючую проволоку, приказывали копать колхозную картошку для фашистских солдат. И ребятишки, женщины, старики под снарядами, летящими с обеих сторон, работали, боясь расстрела». «Нечего было есть, нечего было носить. Мама рассказывала, — пишет Людмила Сорокина, — что они собирали с полуразложившихся трупов остатки ботинок, выколачивали из них кости, полоскали в реке и носили. Так же и одевались. Питались летом ягодами и грибами, а осенью разрешили как сиротам копать картошку».

Цепкая память Е.М.Сорокиной сохранила ещё один эпизод: «Когда немцы появились в первый раз в деревне, все жители вместе с коровами и всякой другой живностью ушли в близлежащий лес. Некоторые пошли искать партизан, а старики, женщины и малые дети остались в этом лесу. Убедившись, что в деревне никого нет, фашисты начали прочёсывать лес и обнаружили группу людей, которые прятались в овраге. Заставили их выходить. А моя тётка, замешкавшись, не успела вовремя вылезти. Фашисты её расстреляли». Людмила Сорокина добавляет: «Мама часто вспоминает, что немцы даже снимали на киноплёнку этот момент».

«Мама рассказывала, что она чудом осталась жива, — читаем далее в сочинении Людмилы Сорокиной. – Когда, бросив проволоку, она побежала с принудительных работ, за ней погнался немецкий часовой. Мама, спасаясь от преследования, забежала в один из домов и спряталась за косяк двери, далеко выступавший внутрь комнаты. Немец, подойдя к двери, пострелял в темноту… и ушёл… Это и спасло маму от смерти…».

Перекликается с сочинением Людмилы Сорокиной работа Елены Актищевой. Она записала воспоминания И.Ф.Ильина, которому было десять лет, когда в 1941 году фашисты захватили его деревню на Псковщине. «Представление о фашистах, — писала Елена Актищева, — маленький Ваня имел только по карикатурам и страшно удивился, когда увидел, что немцы – обыкновенные люди, такие же, как все… Не раз случалось, что немецкие солдаты переходили на сторону партизан и воевали против гитлеровцев. Дядя Ивана Фёдоровича, бывший тогда в партизанах, рассказывал, — ссылается на воспоминания И.Ф.Ильина Елена Актищева, — что у них находились два немца. Однажды, когда отряду пришлось отходить под ударами превосходящих сил противника, эти двое немцев отстали. В отряде решили было, что немцы, прихватив пулемёт, подались обратно к своим. Но немцы-партизаны, подпустив фашистов поближе, открыли по ним плотный огонь из пулемёта и прикрыли отход отряда».

«Однажды ночью, — приводит ещё один эпизод из воспоминаний И.Ф.Ильина Елена Актищева, — раздался стук в окно и послышался голос: «Хозяин, выходи!». Отец Ивана вышел и долго не возвращался. Когда пришёл, то, где был и что делал, не сказал. Утром ребячье любопытство совсем замучило Ивана, и он осмелился спросить: «Папка, кто это ночью к нам приходил?». В ответ услышал: «Цыц! Запорю ремнём! Ты ничего не видел, понял?!». А это приходили партизаны», — позже догадался Иван. В окрестностях их деревни дислоцировался партизанский отряд А.В.Германа, погибшего в бою и удостоенного посмертно звания Героя Советского Союза. «Все люди старались помочь партизанам. Маленькому Ивану самому один раз пришлось им помогать. К нему подошли три человека и спросили: «Что, парень, к мосту отвести можешь?». Он провёл их. И уже потом, сидя дома, видел из окна, как взорвалась на мосту немецкая машина».

Много нового о своей родственнице Ольге Митрофановне Шолоховой узнала Ирина Сажина. Майор О.М.Шолохова была командиром эскадрильи в составе знаменитого 125-го гвардейского бомбардировочного полка имени Героя Советского Союза М.М.Расковой, участвовала в параде Победы, награждена орденами Красного Знамени, Отечественной войны, Александра Невского и многими медалями. Открытием для Ирины Сажиной стало и то, что опубликованы воспоминания Галины Турабелидзе о встрече Ольги Шолоховой и Валентины Волковой с французскими лётчиками: «…Это было зимой 1944 года. Метель гуляла по аэродрому. Было тоскливо от того, что нет никаких вылетов. И в такую погоду на аэродром, где находился наш полк, — цитирует мемуары французского лётчика Г.Турабелидзе, — сел пикирующий бомбардировщик Пе-2, так как соседний аэродром, где базировались бомбардировщики, совсем закрыла метель. Мы, французские лётчики, с восторгом следили за смельчаком, отлично приземлившим свой самолёт при такой плохой видимости, и поспешили к самолёту, чтобы скорее познакомиться с лётчиком. И как же мы были изумлены, узнав, что самолёт пилотировали девушки!». Полковник Леон Кюффо и капитан Андре Жак, которые были потрясены мастерством советских девушек, в восхищении сказали: «Если бы мы могли собрать цветы всего мира и положить их к вашим ногам, то и этим мы не смогли бы выразить своё восхищение советскими лётчицами». А когда французы узнали, что девушки летали и на истребителях, они ещё больше удивились.

Навсегда сохранились в памяти И.В.Галчанской годы оккупации Керчи и освобождение её от фашистских захватчиков. «Бои были ужасные, — записала воспоминания своей бабушки Оксана Хрипченко. – Помню, сколько ни охватывал человеческий взгляд, — всё было черно. Над морем стоял смерч, сплошной туман. Всё свистело, взрывалось, гудело… Сколько наша земля вытерпела! Даже не верится, что сейчас на ней родится хлеб». 11 апреля 1944 года Керчь была освобождена, а деревню Тобечик, в которой жила И.В.Галчанская, после войны переименовали в село Челядиново, в честь Героя Советского Союза Д.А.Челядинова, погибшего в боях за Керчь.

О своём деде, Александре Яковлевиче Тиунове, которого в семье называют дядя Саша, написал Алексей Осокин. Призванный в армию в 1939 году, А.Я.Тиунов служил красноармейцем-десантником, участвовал в финской кампании, в 1941 году должен был демобилизоваться, но… пришлось защищать Ленинград. Во время прорыва блокады был тяжело ранен. «Воинская часть, в составе которой воевал дядя Саша, — читаем в сочинении Алексея Осокина, — вела бои в районе Пулковских высот. В осаждённом Ленинграде дядя Саша был до самого прорыва блокады, принимал участие в лыжных десантах. Непосредственно перед самым прорывом бойцы их части получили боевую задачу и были заброшены в тыл к немцам. Условия были тяжёлые: не хватало боеприпасов, не хватало и продуктов питания. Советские бойцы не ели практически в течение трёх дней (это, возможно, и спасло дядю Сашу…). Во время наступления Красной Армии они начали пробиваться к своим. В бою был тяжело ранен друг Александра Яковлевича, но надо было идти вперёд, не останавливаться, выполнять поставленную боевую задачу. После боя, когда был завершён прорыв, — пишет далее внук А.Я.Тиунова, — в часть приехала полевая кухня. Повара варили кашу. Дядя Саша пошёл искать раненого друга. Сначала он полз по-пластунски, затем шёл пригнувшись, а потом встал во весь рост. Друга Александр Яковлевич нашёл уже мёртвым. Взяв документы и взвалив его на плечи, потрясённый, он пошёл обратно. Шёл во весь рост, не пригибаясь. Когда дошёл до своего блиндажа, раздался выстрел. Стреляла фашистская «кукушка» — немецкий снайпер. Дядя Саша был тяжело ранен. Пуля попала в живот, навылет, пройдя между рёбрами, в трёх миллиметрах от позвоночника. Шансов выжить было очень и очень мало. Но Александр Яковлевич выжил. Дядю Сашу спасло то, — уточняет Алексей Осокин, — что медицинская помощь была оказана своевременно, и то, что перед ранением он ничего не ел. Сильный его организм выдержал сложнейшую операцию…».

«Если рассказать о моей жизни…». Да, если рассказать. Жизнь каждого человека уникальна, неинтересных судеб не бывает.

7 – 27 марта 2000 г.

Опубликовано: Местное время (Пермь): Спец. вып. – 2000. – Май. – С.12.

Зиновьев А.П., Хабирова М.Н. Библиотека и музей

Опыт работы над проектом «Красный и белый террор в годы Гражданской войны в Прикамье»

Сотрудничество Мемориального центра истории политических репрессий «Пермь-36» с Пермской краевой библиотекой имени А. М. Горького имеет довольно продолжительную историю. И начало совместной работы в сетевом проекте «Красный и белый террор в годы Гражданской войны в Прикамье» явилось ещё одной формой сотрудничества музея и библиотеки.

Сетевой проект «Красный и белый террор в годы Гражданской войны в Прикамье» был начат мемориальным центром «Пермь-36» в ноябре 2012 года. Через изучение истории Прикамья в годы Гражданской войны, через привлечение к совместной работе в проекте специалистов с различными подходами и идейными позициями предполагается выйти на разработку научно-обоснованных экспозиций и выставок в муниципальных и краеведческих музеях Пермского края и Урала. Отдельным важным моментом стало обсуждение и формирование планов научно-просветительской деятельности по истории Гражданской войны на Западном Урале.

Continue reading «Зиновьев А.П., Хабирова М.Н. Библиотека и музей»