В начале прошлого века в России, по примеру западноевропейских стран, стали появляться школы взаимного обучения, в которых старшие и более успевающие ученики являлись помощниками учителя и под его руководством вели занятия с остальными учащимися. Такие школы называли ланкастерскими, по имени Ланкастера, английского педагога, одного из основоположников этого метода обучения.

Царское правительство, всегда стремившееся урезать расходы на нужды народного просвещения, не препятствовало возникновению этих школ, так как они ему почти ничего не стоили и существовали за счет благотворительности.

15 марта 1819 года пермский губернатор А.К.Криденер получил от инициатора создания ланкастерских школ в России Ф.П.Толстого письмо с предложением создать школу взаимного обучения в Перми «на пользу детей беднейшего класса народа, обучая их необходимым в общежитии предметам безденежно».

27 ноября 1619 года Криденер известил письмом Ф.П.Толстого, что в учрежденной им в Перми школе по методу взаимного обучения с 5 сентября начались занятия и что вверена она была титулярному советнику М.Г.Сведомскому и учителю гимназии В.Т.Феонову.

«Чиновники сии, — писал губернатор, — при всех встретившихся им затруднениях в совершении сего подвига в полной мере определили мой выбор и сделанное им доверие». Как видно из архивных документов, М.Г.Сведомский осуществлял попечительско-надзирательские функции, а обучение в школе вел талантливый педагог поэт-сатирик В.Т.Феонов. В его распоряжение поступило около 30 учеников, которые были в основном воспитанниками сиротских приютов.

В одной из комнат деревянного дома, отведенного под школу, стояло несколько столов. На столах ящики с мелко просеянным речным песком. На стенах комнаты-класса висели таблицы для чтения, диктовальные таблицы и арифметические. Часть из них была составлена от руки самим учителем. Все ученики делились на несколько отделений. Для обучения отделения учитель выделял наиболее способного старшего ученика, который назывался монитором. Монитор учился сам и учил своих товарищей. Перед началом занятий мониторы получали инструкции от учителя, чему и как учить. Одни отделения сидели за столами и занимались письменной работой. Ученики аккуратно отточенными палочками чертили на песке под диктовку мониторов буквы, слоги, слова или производили арифметические действия. Другие ученики тем временем, стоя у таблиц, изучали написанные там тексты, правила правописания, прописи, примеры, арифметические задачи. По мере надобности таблицы заменялись. При устных занятиях, ученики вслух читали настенные таблицы, заучивая их наизусть, отвечали на вопросы мониторов. По команде педагога, наблюдавшего за процессом обучения, отделения менялись через определенный промежуток времени местами. Процесс обучения скорее походил на солдатскую муштру. Переход от изучения одного материала к другому происходил по команде свистком или звонком учителя, обычно стоявшего на возвышении и зорко следившего за дисциплиной. В методике обучения присутствовали элементы соревнования: мониторы оценивали ответы ученика и подавали команду занять ему место в строю, соответственно сделанной оценке.

Пермским жителям, и особенно губернатору с его чиновниками, не терпелось увидеть плоды их благотворительных деяний. Спустя немногим более 3-х месяцев ученикам школы были назначены публичные предварительные испытания. Зимним февральским днем 23 дрожащих ученика ланкастерской школы предстали перед губернатором и его многочисленной свитой. Нам, не известен ход этих испытаний. Единственным источником о них служит восторженное письмо Криденера Ф.П.Толстому. В письме, рассказывая об этих испытаниях, губернатор писал: «Успехи учащихся превзошли всякое ожидание. Дети, начавшие обучаться с 5 сентября и не знавшие совсем грамоты, через три с половиной месяца к общему удивлению не только исправно читали, но и писали четким и красивым почерком».

Казалось бы, после такого успешного дебюта пермское училище взаимного обучения ожидает блестящее будущее. На деле же все оказалось далеко не так. Губернатору и иже с ним вскоре надоело играть роль народных просветителей: школа была брошена на произвол судьбы.

Спустя 10 лет школа кое-как еще продолжала свое существование на жалкие остатки от пожертвованных сумм. Ежегодно в ней обучалось в среднем по 50 человек. С грехом пополам одолевали они основы грамоты. Наиболее способные из них могли продолжать свое образование в Пермском приходском училище.

24 июня 1830 года ланкастерскую школу обследовал и экзаменовал ее учеников визитатор пермских училищ Г.С.Суровцев. Он оставил о ней следующее мнение: «Школа сия существует только по имени, почти никаких необходимых принадлежностей не имеет, учение в оной производится слабо». В школе он нашел 37 учеников, из которых 29 были воспитанниками пермского сиротского дома. Об учителе школы дьяконе П.Федорове визитатор заметил: «Не имеет никаких сведений и не довольно прилежен». В 1834 году ланкастерская школа была присоединена к Пермскому приходскому училищу.

Опубликовано: Вечерняя Пермь, 1971, 2 сентября, № 206 (818).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *