У каждого героя – своё время. Были свои герои и в период революционных бурь, потрясших Российскую империю в начале ХХ столетия. В отличие от недавнего времени, о них теперь ничего не пишут. «А зачем? – могут спросить некоторые. – Время героев революции прошло». И будут не правы. Среди тех, кого подхватила и вынесла на гребень классовых битв революционная волна, было немало неординарных личностей. В их числе – и Павел Карлович Штернберг[1]. Фамилия его происходит от двух немецких слов: «штерн» – звезда и «берг» – гора и в переводе означает «звёздная гора».

Родился он 21 марта (2 апреля) 1865 года в семье мелкого подрядчика в г. Орле, расположенном на берегах реки Оки и её притока Орлика. Учился в 1873–1883 годах в Орловской классической гимназии, в 1883–1887 годах – на физико-математическом факультете Московского университета. В студенческие годы увлёкся астрономическими исследованиями, за научную работу «Sur la duree de la rotation de tache ronge de Jupiter» [«О продолжительности вращения Красного пятна Юпитера»] в 1887 году был награждён золотой медалью факультета[2].

После получения диплома П. К. Штернберг несколько лет работал в различных учебных заведениях: в 1887–1909 годах преподавал в московской частной гимназии Р. Ф. Креймана, в 1892–1906 годах – в Александровском коммерческом училище, в 1901–1917 годах – на Высших женских курсах в Москве.

В октябре 1890 года П. К. Штернберг был утверждён приват-доцентом Московского университета, он принимал участие в подготовке и проведении гравиметрических экспедиций по изучению распределения силы тяжести в различных точках земной поверхности и был удостоен за эти работы в 1891 году серебряной медали Русского географического общества.

В 1903 году П. К. Штернберг защитил магистерскую диссертацию «Широта Московской обсерватории в связи с движением полюсов»[3]. Эта работа была удостоена в 1906 году медали Русского астрономического общества. Через десять лет, в 1913 году, П. К. Штернберг защитил докторскую диссертацию «Некоторые применения фотографии к точным измерениям в астрономии»[4]. Его диссертация стала итогом пионерских работ в области применения фотографии в астрономических исследованиях. В следующем, 1914 году, П. К. Штернберг назначается экстраординарным (сверхштатным) профессором астрономии и геодезии, в 1915 году ему присуждается звание заслуженного профессора, а в 1917 году он избирается ординарным (штатным) профессором Московского университета. Незадолго до этого, в июне 1916 года, П. К. Штернберг получил должность директора Московской обсерватории.

Владимир Колбас. Рассказ об астрономе и революционере П.К.Штернберге

Перу П. К. Штернберга принадлежит около 30 опубликованных научных работ и университетских курсов, в том числе: «Наблюдения над качаниями поворотного маятника Репсольда, произведённые в различных пунктах Европейской России в 1888 и 1889 гг.»[5], «Наблюдения над качаниями поворотных маятников Репсольда, произведённых на Желтухине, Большой Шереметьевке, Погосте, Казани, Солонихе, Сергеевке и в Знаменском П. К. Штернбергом в 1888 и 1889 гг.»[6], «Le passage de Mercure en 1891» [«Прохождение Меркурия по диску Солнца в 1891 г.»][7], «Beobachtungen der Kometen 1908с [Morehouse] auf Sterwarte in Moskau» [«Наблюдения кометы 1908с (Морхауза) в Московской обсерватории»][8], «Курс сферической астрономии» (М., 1914), «Описательная астрономия» (М.,1914), «Курс описательной астрономии» (М.,1915).

Сегодня трудно сказать, что подвигло преуспевающего учёного, только-только защитившего магистерскую диссертацию и начавшего подготовку докторской, увлечься социалистическими идеями и активно включиться в революционную деятельность. Как бы то ни было, но факт остаётся фактом: в 1904 году П. К. Штернберг примкнул к социал-демократическому движению, а в 1905 году под псевдонимом Лунный вступил в ряды РСДРП(б). Будучи в 1906–1908 годах членом Военно-технического бюро Московского комитета РСДРП(б), хранил в обсерватории оружие и боеприпасы, наладил в Сокольниках изготовление ручных бомб, в 1907–1908 гг. вод видом измерения аномалии силы тяжести организовал картографическую съёмку улиц Москвы на случай восстания. После февральской революции 1917 года он направил свою неуёмную энергию на организацию боевых дружин рабочих в Москве, вошёл в состав Московского комитета РСДРП(б) и Центрального штаба Красной Гвардии. В октябрьские дни П. К. Штернберг был избран членом Московского военно-революционного комитета, он возглавлял боевые действия в Замоскворецком районе, который стал базой восстания, а на заключительном этапе руководил артиллерийским обстрелом Кремля, в котором засели юнкера и члены контрреволюционного Комитета общественной безопасности. В ноябре 1917 года П. К. Штернберг становится членом президиума Мосгорисполкома, губернским комиссаром по гражданской части и одновременно председателем губернского ревтрибунала. В 1918 году он возглавил отдел высшей школы Наркомпроса и был введён в состав коллегии Народного комиссариата просвещения РСФСР, одновременно занимая должности комиссара просвещения Московского областного СНК и члена президиума Мосгубисполкома, в июне 1918 года его избрали членом Социалистической академии общественных наук.

Осенью 1918 года по партийной мобилизации П. К. Штернберг направляется на Восточный фронт. Он назначается политкомиссаром и членом РВС 2-й армии (17 сентября 1918 года– 18 июня 1919 года), членом реввоенсовета Восточного фронта (4 октября 1919 года – 3 января 1920 года).

Зимой 1919 года, когда Восточный фронт отодвинулся далеко за Уральский хребет, П. К. Штернберг по служебным делам прибыл в Пермь (он должен был посетить ревком). Профессор заглянул и в книжный магазин, где встретился со своим старинным знакомым, журналистом Николаем Константиновичем Вержбицким[9], который до приезда на Урал принимал участие в октябрьских боях в Москве, работал в РОСТА и в агитпоезде ВЦИК «Октябрьская революция». В Пермь руководством РОСТА он был направлен «ставить газету и прочее». Это «прочее» заключалось в сборе граммофонов (таковых набралось более сотни), пластинок, книг из частных библиотек, хозяева которых ушли с белыми. Всё это имущество на склады к Н. К. Вержбицкому доставлялось на розвальнях, в мешках, «навалом»[10].

«И вот однажды, в морозный день, – вспоминал позднее Н. К. Вержбицкий, – отворилась дверь книжного магазина Центропечати. Я стоял за конторкой и увидел перед собой Павла Карловича, такого же бородатого, в военной фуражке, в пенсне, через которое струился хорошо знакомый мне взгляд, полный ума, доброты и наблюдательности. Он тоже сразу узнал меня, и мы, сев около чугунной печурки, стали вспоминать «дела давно минувших дней»[11].

И, разумеется, разговор не мог не зайти о книгах.

Узнав, что книги свозятся на склад возами (на тот момент их было доставлено возов триста) и что среди них имеются раритеты (Н. К. Вержбицкий сказал, что он нашел в этих грудах книг редчайшее издание Франсуа Рабле на старофранцузском языке и несколько томиков Вольтера с экслибрисом А. И. Герцена и его пометками на полях), П. К. Штернберг поинтересовался: «Что же вы делаете с этими «возами» книг?». Получив ответ, что они «пока только хранятся» здесь, и «первая задача – спасти это богатство от расхищения, взять его под замок», попросил разрешения взглянуть на эти, как он удивлённо воскликнул, Гималаи – «горы книг, вершины которых доходили до потолка»[12].

Внимание П. К. Штернберга привлекли пачки книг, перевязанные верёвками. Это были философские произведения Л. Н. Толстого, на сожжении которых, пояснил Н. Н. Вержбицкий, «кое-кто настаивает…»

Владимир Колбас. Рассказ об астрономе и революционере П.К.Штернберге
Но предоставим слово самому автору мемуаров: «Вот как? – Павел Карлович искоса посмотрел на меня, потом положил мне руку на плечо и задумчиво произнёс: «А вот у меня никогда бы не поднялась рука подвергнуть аутодафе произведения Толстого, какого бы содержания они ни были». На замечание Н. К. Вержбицкого, что у профессора поднялась-таки рука стрелять по кремлёвским дворцам и соборам, видимо, задело его за живое. «Я стрелял не по соборам, а по юнкерам, которые укрывались в Кремле, – строго и назидательно произнес он. – И вы должны хорошо помнить, что ответили московские рабочие тем, кто проливал слёзы, видя некоторые разрушения; они сказали: «Вы жалеете камни и не жалеете людей!» Что касается Льва Толстого… – начал было Павел Карлович, но вдруг о чём-то вспомнил и поглядел на часы. – Однако уже без четверти три, а к трём меня ждут в ревкоме… Как видите, разговор о Толстом придётся отложить». Его могучая фигура исчезла в жемчужной дымке инея, повисшего в воздухе. Стоял сорокаградусный мороз, а Павел Карлович был в одной кожаной куртке». И далее Н. К. Вержбицкий делает пометку: «Сжигать Толстого мне не пришлось, тем более что спустя несколько дней В. И. Ленин предложил Государственному издательству приступить к полному изданию произведений великого писателя. Об этом было напечатано в «Известиях»[13].

Вскоре пришло скорбное известие о смерти П. К. Штернберга. При форсировании Иртыша во время взятия Омска он бросился в воду, спасая товарища, и жестоко простудился. Умер П. К. Штернберг 1 февраля 1920 года, похоронили его на Ваганьковском кладбище в Москве. Надгробие на его могиле представляет собой куб с лежащим на нём шаром, на памятнике – лаконичная надпись: «Астроном-большевик Павел Карлович Штернберг. 1865–1920»[14].

У каждого времени – свои герои. Но деяния некоторых (добрые, либо злые) выходят за рамки своей эпохи и остаются в памяти новых поколений. К их числу принадлежит и Павел Карлович Штернберг. О нём написано (правда, в советские годы) несколько книг[15], в Москве в обсерватории на Пресне организован музей по истории астрономии и музей-квартира П. К. Штернберга, его имя носит с 1931 года Государственный астрономический институт МГУ, именем его названы малая планета № 995, открытая астрономом С. И. Белявским, и кратер на обратной стороне Луны.

Для одного человека в истории этого не так уж мало.
________________________________
[1] Биографические данные о П. К.Штернберге приводятся мною по следующим изданиям: Деятели СССР и революционного движения России: Энциклопедический словарь Гранат. – Репринтное изд. – М., 1989. – С. 771. – Стб. 253-254: Куликовский П. Г. Павел Карлович Штернберг: 1865–1920. – М., 1965; изд.2-е, исправл. и доп. – М., 1987; Перель Ю. Г. Выдающиеся русские астрономы. – М., 1951. – С.141-175; Политические деятели России 1917: Биографический словарь / Гл. ред. П. В. Волобуев. – М., 1993. – С. 363; Реввоенсовет нас в бой зовёт. – М.,1967. – С. 84-105; Шкляр Э. Э. Профессор астрономии – комиссар фронта. – М.,1960.
[2] Опубл.: Ann. Observ. Astron. – Moscou. – 1888. – 2-e ser. – Vol. 1. – Livr 2. – P. 91-128.
[3] Опубл.: М., 1903; Учён. зап. Моск. ун-та: Отд-ние физ.-мат. – М., 1904. – Вып. 22. – С. 1-357.
[4] Опубл.: Bull. Soc. Natur.: (Ann. 1913). – Moscou , 1914. – № 1/3. – P. 1-212; отд. изд.: М., 1913.
[5] Опубл.: Изв. О-ва любителей естествознания, антропологии и этнографии. – М.,1890. – Т.65. – № 1; Тр. отд-ния физ. наук. – 1890. – Т. 3. – Вып. 1. – С. 32-34.
[6] Опубл.: Зап. Рус. геогр. о-ва. – СПб., 1891. – Т. 24. – Вып. 3. – С. 1-22.
[7] Опубл.: Ann. Observ. Astron. – Moscou. – 1896. – 2-e ser. – Vol. 3. – Livr 2. – P. 34-54.
[8] Опубл.: Astron. Nachr. – 1909. – Bd. 179. – S. 45.
[9] Н. К. Вержбицкий (1889–1973) – журналист, писатель. мемуарист, автор 500 произведений, в том числе книг «Тифлисские рассказы», «Художник за работой», «Встречи с Есениным», «Ильич», «Записки старого журналиста», «Встречи». В Перми он издал в 1920 г. книги – «О книге: История письменности всех стран и веков», «Света! Света! Вещи для использования на агит. концертах в «Неделю ликвидации неграмотности», «Три года Советской власти и печатное слово. 1917–1920 г.: (Справочник), «Учите грамоте! Спутник ликвидатора». О Н. К. Вержбицком см.: Медведовская Э. Слово о Вержбицком // Альманах библиофила. – М., 1981. – Вып. 10. – С. 267-273; Слово прощания: [Некролог] // Литературная Россия. – 1973. – 27 апреля. – С. 24. Личный архив Н. К. Вержбицкого находится в Российском государственном архиве литературы и искусства. Ф. 2560. 24 ед. хр. См.: Личные архивные фонды в хранилищах СССР: Указатель. – М., 1980. – Т. 3. – С. 8.
[10] Вержбицкий Н. К. Записки старого журналиста. – М., 1961. – С.197-199.
[11] Там же. – С. 204-205.
[12] Там же. – С. 205.
[13] Там же. – С. 206.
[14] Артамонов М. Д. Московский некрополь. – М.,1995. – С. 71. – Ил. на л. 6 вкл.
[15] См.: Куликовский П. Г. Павел Карлович Штернберг: 1865–1920. – М., 1965; изд.2-е, исправл. и доп. – М., 1987; Подлящук П. И. Партийная кличка – Лунный: Документальная повесть. – М.,1964; Чернов Ю. М. Земля и звёзды: Повесть о Павле Штернберге. – М., 1975; 2-е изд., доп. – М., 1981; Шкляр Э. Э. Профессор астрономии – комиссар фронта. – М.,1960.

Владимир Колбас. Рассказ об астрономе и революционере П.К.Штернберге

Опубликовано: В.С.Колбас. И медлит времени теченье… (Пермь,2018)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.