Колбас В.С. Примечательный выдумщик (Краевед Александр Кузьмич Шарц)

Разговор об Александре Кузьмиче Шарце (Шарцеве; 1906–1986) назрел давно. Будучи увлекающимся человеком и человеком своего времени, он откликался на все постановления и решения Коммунистической партии и Советского правительства: нужно было бороться с космополитами – он боролся, нужны были русские приоритеты в науке и технике – он их находил, нужны были героические биографии – он их сочинял. До сих пор пермские краеведы помнят крылатую фразу Б. Н. Назаровского «о сосне Чернышевского и липе Шарца». Первым, кто публично подверг критике собирательскую деятельность и исторические разыскания А. К. Шарца, выступив на одном из краеведческих собраний, был доктор исторических наук, профессор Пермского государственного университета М. И. Черныш. Позже об исторических фальсификациях А. К. Шарца (в частности, о так называемой книге Н. А. Некрасова «Как я велик!», об «изобретателе» велосипеда Артамонове, об «авторе» песни «Однозвучно гремит колокольчик» И. И. Макарове, о «сосне Чернышевского», о «надписях», сделанных в пермской пересыльной тюрьме Ф. М. Достоевским, и др.) критические материалы стали появляться и в краеведческих изданиях Перми и Челябинска (1).

В этом плане интересны письмо писателя Е. А. Пермяка (настоящая фамилия – Непряхин-Виссов) от 16 марта 1980 года пермскому краеведу Д. А. Краснопёрову и приложение к письму – его «Каламбурные легенды» из цикла «Весёлые мемуары» (2).

Е. А. Пермяк, отметив, что «Шарц недавно опубликовал в «Звезде» большую статью о происхождении названия реки Лысьва», добавляет: «Об этом было два абзаца, которые меня искренне позабавили» (3). Известно, что топонимическими исследованиями А. К. Шарц занимается давно, с середины 1950-х годов. (4) Чем же тогда А. К. Шарц мог «позабавить» Е. А. Пермяка? Ответ очевиден: своим непрофессиональным, любительским подходом к сложным проблемам топонимики, где фантазия А. К. Шарца зачастую не знала границ.

А. К. Шарц, ссылаясь на якобы услышанную им в 1922 году легенду, утверждает: «…Лысьва по-пермяцки означает – вода с деревьев, которые плачут после тумана» (5). Специалисты по уральской топонимии это утверждение А. К. Шарца опровергают. А. К. Матвеев пишет, что Лысьва – «хвойная вода», т. е. «река, протекающая по хвойным лесам» (6), А. С. Кривощёкова-Гантман предполагает, что «первая часть названия представляет собой, по-видимому, коми-пермяцкую переделку мансийского слова «лус» – «болотистый луг, пойма» (7).

Чётко уловив «любительское» начало в краеведческих разысканиях А. К. Шарца, Евгений Пермяк позволил себе следующий вывод: «Шарц, вообще говоря, – примечательный выдумщик. Читая его письма, статьи, воспоминания, я больше и больше в этом убеждаюсь. Он бы мог послужить прототипом занимательного персонажа для романа. Мог бы… Если бы я был занят менее, чем занят…». И тем не менее Е. А. Пермяк не остался безучастным к топонимическим штудиям пермского краеведа. «И я об этом, – информирует Д. А. Краснопёрова Е. А. Пермяк, – написал для печати главу из «Весёлых мемуаров», которую озаглавил «Шарлатанские легенды», сменив прилагательное на каламбурные. Так мягче, хотя менее справедливо». И добавляет: «Желая позабавить Вас, посылаю машинописную копию рукописи. Полагаю, Вы от души посмеётесь…».

«Каламбурные легенды» сочиняют, упражняясь в остроумии, двое – Павел Петрович Бажов и автор «Весёлых мемуаров» Евгений Андреевич Пермяк. Предваряя свои топонимические шутки, Е. А. Пермяк делает чрезвычайно важное замечание: «Бажов, как известно, был […] краеведом не из последних. Его всегда сердило легкомысленное отношение к краеведению». Иначе говоря, его сердила «завиральная муть», которая придумывалась и выдавалась за легенды, сказания, а то и за правду о происхождении названия городов и рек.

Посмотрим, к чему могло привести и приводило, по мнению П. П. Бажова и Е. А. Пермяка, игнорирование истории языков, законов их функционирования и развития, когда в основе выводов лежало внешнее, случайное сходство (типа Пермь – Парма). Давайте обратимся к тексту «Каламбурных легенд» — своеобразной пародии на таких горе-лингвистов.

Первым «каламбурил» П. П. Бажов: «Торжище за Уральским хребтом было. Со всех сторон съезжался торговый люд. Прознал про это торжище разбойный хан Ир и задумал свершить набег. Поднял свою конную тьму (тысячу) и вихрем налетел на богатое торговое сборище. Удал был хан Ир, да умишком сир. Не на тех напал вор. Наголову был Ир бит. Ничего не осталось от его тьмы. Только косточки. В память победы, в ознаменование того, что был этот Ир бит, торжище стало называться Ирбит».

Продолжил игру Е. А. Пермяк, «ответно рассказав Бажову слышанную «легенду» в городе Кинешме о происхождении его названия: «Молодого князя царь на вдовой боярыне оженил. Князь рыком рычит, боярыня криком кричит: «Кинеш[ь] мя, ты молодой князюшка, кинеш[ь] мя (меня)». Так и случилось, кинул её князь, а слова боярыни «кинеш[ь] мя» не кинулись, а прилипли названием города – Кинешма».

Таких «каламбурных легенд» П. П. Бажов и Е. А. Пермяк напридумывали множество: и о реках Гайве, Колве, Сосьве, и про камень Полюд, и про города Тотьма и Уфа.

Вот что, например, «накаламбурил» П. П. Бажов: «На прикамском берегу, на пригорном на лугу деревенька о семи дворах хиредала, но с голоду не погибала. Мастерили артельно во всех семи дворах: катки, вальки, мутовки-лутошки, толкушки, прялки разные, веретёшки расписные, а больше всего в ходу мотовила были. Сотнями этими мотовилами тонкопрях оделяли. И за это благодарный народ одарил безымянную деревеньку весёлым имячком – Мотовилиха. Сейчас она с Пермью в один город слилась, а имя своё не размотовиливает».

Веселились оба писателя, сочиняя «каламбуры», много и охотно, утверждает Е. А. Пермяк. П. П. Бажов даже придумал легенду о происхождении своей фамилии!

«В доермаковы времена бездетный солевар горевал, – так начал свою «легенду» П. П. Бажов. – У коми-идолицы по прозванию «Золотая баба» он горючими слезами бажил. Пушными жертвами сына выбаживал у неё. Сжалилась золотая матриархиня, и солевар стал отцом бажоного сына. Назвал он его по предчертанию великого словоблюстителя Даля старопермским словом – Бажо. Ходко рос красавец Бажо. Вымахал – рукой плеча не достать, а невесты не находится, – продолжал «каламбурить» П. П. Бажов. – Вогулкам, зырянкам, пермячкам, известно, красы не занимать, да не та стать. Ту стать не достать. За Каменным поясом она цвела лилией – старого Водяного младшая дочь. Звалась она, как положено всем девицам-водяницам, речным именем Ва. Не пускал её отец никуда дальше камышей. В камышах-то и встретила холодная водяница Ва жаркого красавца Бажо… Встретила, обомлела, потеплела и обняла, – подводил свою «легенду» П. П. Бажов к главному выводу. – И так прильнула к нему, что и рук не разняла, навечно слила себя с Бажо эта Ва и нареклась Бажова […]».

Конечно, это невинные шутки писателей. Они их никогда не выдавали за научный изыск. Иначе обстоит дело с А. К. Шарцем: он придавал своим краеведческим и топонимическим опусам значимость научного исследования. Настало время отделить зёрна от плевел, определить реальный вклад А. К. Шарца в историю Прикамья, подвергнуть его краеведческое наследие строгому критическому анализу, вычленив то, что способно служить и источниковедческой, и историографической базой не одному поколению исследователей.

1 Блинов В. Загадка Артамона Тагильского // Рифей: Урал. лит.-краев. сб. – Челябинск, 1985. – С. 115-126; Шумилов Е. Н. Шарц Александр Кузьмич // Краеведы и краеведческие организации Перми: Биобиблиографический справочник. – Пермь, 2000. – С. 292; Эльзон М. «Как я велик!»: миф или… (По новым материалам) // Уральский библиофил: [Сб.]. – Челябинск, 1986. – С. 166-172; и др.
2 Названные документы из фонда Д. А. Краснопёрова хранятся в моём личном архиве.
3 Шарц А. К. И осталось имя… // Звезда (Пермь). – 1980. – 13 февраля. – С. 4.
4 Библиографический указатель опубликованных работ А. К. Шарца. – Пермь, 1966. – С. 15 и далее по тексту.
5 Шарц А. К. И осталось имя… // Звезда (Пермь). – 1980. – 13 февраля. – С. 4.
6 Матвеев А. К. Географические названия Урала: Краткий топонимический словарь. / Изд. 2-е, перераб. и доп. – Свердловск, 1987. – С. 112-113.
7 Кривощёкова-Гантман А. С. Откуда эти названия? – Пермь, 1973. – С. 29.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *