История России богата разными событиями: об одних мы знаем чуть больше, о других чуть меньше. Есть такие события, которые являются значительными, но источники, проливающие свет на них, все еще не введены в научную среду. Такими являются фрагменты архива Соловецкого монастыря, разбросанные по библиотекам городов РФ. Для полного осмысления важнейших вех нашего исторического прошлого необходимо изучение всего комплекса источников.

Соловецкий монастырь

В фондах библиотеки ПГГПУ большой интерес представляет папка с челобитными конца XVII века царю из Соловецкого монастыря. Как эта папка попала из хранилищ Соловецкого монастыря в фундаментальную библиотеку ПГГПУ? В статье мы попытаемся ответить на этот вопрос.

Соловецкий архив, имея ценнейшие собрания древнерусских рукописей, актов, челобитных привлекал и привлекает внимание исследователей русских древностей. Императорская Академия наук еще в 1828 году снаряжает Археографическую экспедицию, целью которой было приведение в известность все старинные библиотеки и архивы, и извлечение из них важнейших памятников Отечественной истории. Начальником экспедиции был избран известный археолог П.М. Строев, который в 1823 первый подал мысль об осмотре монастырей Северной России. Весной 1829 года экспедиция начала работу, а в следующем году для усиления экспедиции направляют коллежского регистратора Я.И. Бередникова. Пока П.М. Строев осматривал библиотеки и архивы, Я.И. Бередников произвел поиски в монастырях, в том числе и Соловецком[1, с.1-3].

В записках археографической экспедиции описана работа с актами: комиссия списывала текст с подлинников или позднейших списков [1, с.6]. При списывании текста сохраняли форму языка актов, явные ошибки исправлялись, употребление слогов приводилось в надлежащее однообразие, кроме имен собственных. К актам прикладывались описания подлинников и указания на библиотеку, в которой они хранятся. По окончанию путешествия в 1834 году археографическая экспедиция представила отчет Академии наук[1, с.7-10]. Впоследствии работа с актами была продолжена. Археографическая комиссия поручила систематизировать акты Я.И. Бередникову по хронологии: «… если в сем собрании найдутся где два списка одного и того же акта, выбираем быть для издания тот, который лучше и исправнее»[23, с.2-6]. По этим актам первой экспедиции издано было 4 тома.

Внимание к архиву Соловецкого монастыря усилилось в связи с подготовкой издания «Памятников истории старообрядчества». Летом 1916 года Б.Д. Греков по своей инициативе поехал на Соловки для обозрения архива, а 17 января 1917 года Археографическая комиссия приняла решение командировать Б.Д. Грекова на Соловки для перевозки архива в комиссию [29, с.123, 124]. К 22 августа архив уже был в Архангельске, и его хотели направить в Петроград, однако начало Корниловского мятежа, угроза городу являлись объективной причиной перевозки архива
в Пермь[29, с.125].

Г.А. Богуславский по поводу перевозки архива пишет о другой причине попадания его в Пермь. Когда из Архангельска «добрались до Котласа, оказалось, что линия на Петроград перегружена, и ящики были направлены в противоположном направлении – в Пермь[11, с.95]. Такое же объяснение дает исследователь — краевед Т.Ф. Мельник: «…довезя акты до Котласа, ящики на Петроград не приняли из-за загруженности железной дороги (время-то такое!)»[20, с.8]. Б.Д. Греков в «Отчете об архиве Соловецкого монастыря» пишет, что «Условия военного времени и, в частности, начавшаяся эвакуация Петрограда не позволила выполнить в точности намерения комиссии, и архив был перевезен в Пермь, где находился под наблюдением Б.Д. Грекова. Помещался архив в здании б. Духовной Семинарии»[18, с.77].

Б.Д. Греков сопровождал архив до Перми, но в 1918 году ему пришлось уехать, архив остался без надзора. Его перебрасывали с места на место, во время войны (гражданской – А.К.) архив был собран работниками пермского губархива и помещен в местный музей»[11, с.95, 96]. По крайней мере, из примечаний Археографической комиссии к опубликованному в 1926 году отчету Б.Д. Грекова, написано, что сначала архив располагался в здании бывшей духовной семинарии. С 1918 года о судьбе архива Археографическая комиссия сведений не имеет, известно, что архив перевозили, и он «сейчас лежит на стеллажах Пермского губархбюро [28, с.123, 125].

Что же было с архивом в период с 1924 – 1926 годы? В ГАПК3 мы нашли приемо-сдаточную ведомость на архивные фонды и печатные произведения Пермского Окружного Архивного Бюро. В ней перечислены по годам архивные фонды ломбардов, училищ, банков, и внизу приписка от 19 декабря 1925. В ней написано: «…одна связка дел Соловецкого монастыря времен игуменства Иллариона, заключенную в себе сто тридцать четыре отдельные единицы хранения и обнаруженную в процессе разбора фонда Губ. Учен. Арх. Комиссии»[13, с.12]. Уже 13 мая 1926 году А. Обросов передавал архив Т.И. Тиуновой и перечислял все фонды. Однако приписки об архиве Соловецкого монастыря, о связке дел Игумена Иллариона в описи нет. Возможно, они под другим названием включены в список[13, с.47].

Узнав, что Соловецкий архив в Перми и часть его была обнаружена, «Коллегия Центрархива Р.С.Ф.С.Р на заседании своем от 17/XI с.г. признала необходимым перевезти в Москву архивы Соловецкого и других северных монастырей для присоединения к фондам Архива Народного Хозяйства «Культуры и быта» как фонды имеющие огромную ценность в смысле отображения истории народного хозяйства России»[15, с.43]. Центрархив просит сконцентрировать все имеющиеся фонды в архиве, провести розыски частей архива и предоставить в Москву эту информацию. Комиссия Уралоблархбюро изъяла связку архивного фонда (I34 единиц хранения) Соловецкого монастыря. «Кроме, означенной связки, других фондов или отдельных документов монастырей Окрархбюро не имеется и пока не выявлено в архивах учреждений, организаций и предприятий Пермского Округа»[15, с.47]. Подпись зав.окрархбюро А. Обросова, секретаря Добринского от 14/I-26 г.

Ситуация в архиве оставляла желать лучшего. Комиссия под предводительством Берса и Козловского, произведших обследование Пермского Окрархива, выявила множество недочетов и расписала их по пунктам, предложив пути решения данных проблем. Первый пункт гласил: «Общее состояние Пермского Окрархива в настоящее время является не только неудовлетворительным, но и угрожающим дальнейшему существованию закрепленным при нем фондов»[13, с.16]. Далее следовали указания на то, что штат архива не компетентен, само здание требует ремонта, а деятельность руководителя архива Н. П. Грекова являлась преступной и др. В докладе о состоянии Пермского Окрархива на 20 апреля 1926 г. написано: «…рядовые сотрудники/ архивариусы ЛЕБЕДЕВ и СМЕТАНИН/, так и трое самих заведующих /АГАРЫШЕВ, ПОПОВ И ГРЕКОВ/ оказались замешанными в незаконной распродаже архивов, а архивариус Пигилев прямо в воровстве»[14, с.24]. Скорее
всего, Окрархив к этому времени располагал сведениями только о малой части архива Соловецкого монастыря, находящегося в здании самого архива.

Одним из архивов, в котором хранились соловецкие документы «в количестве до одной тонны в 22 ящиках, относящийся к XVIII ст., привезенный в Пермь б. проф. Пермского Университета Грековым»[16, с.5], стал Госмузей с 29 сентября 1926 года. По словам директора А.С. Лебедева, архив не был передан в Окрархбюро «в целях наибольшей сохранности и по причине недоверия к Архбюро/ ввиду бывших в 1923-1925 гг. фактов преступной распродажи архивов из архивохранилиш Архбюро»[16, с.5]. Именно с этим архивом в 1924-1926 гг. работал тогда еще доцент Пермского университета А.А. Савич, издавший в 1927 г. монографию «Соловецкая вотчина XV-XVII века».

Итак, А.А. Савич работал с Соловецким Архивом в Госмузее. При этом и в Пермском университете находились несколько актов, но условия их хранения оставляли желать лучшего. В период работы с источниками (с осени 1924 по осень 1926) удалось просушить несколько ящиков и разложить в хронологическом порядке документы XVI-XVII веков. В сносках книги А.А. Савича есть ценная для нас информация. Он пишет про опись монастырского имущества, проведенную спустя полгода после взятия монастыря, в 1676 г. «Опись была произведена по государеву указу и по наказу из Новгородского приказа воеводою В. А. Волконским и дьяком Алмазом Чистого в связи с расхищением монастырского имущества воеводой Ив. Мещериновым»[24, с.12]. Именно об этом свидетельствуют акты, находящиеся сейчас в фундаментальной библиотеке ПГГПУ и ставшие предметом нашей статьи.

В ГАПК (Окрархив) хранится папка с указанием документов, над которыми работал А.А. Савич в 1924-26 гг. В папке есть отчет «ДЕКАНУ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА ПЕРМСК. ГОСУД. УНИЕРСИТЕТА»[17, с.4], в котором говорится про часть архива Соловецкого монастыря, переданную в Окрархив в 1925 году, а до этого хранившуюся в библиотеке пермского университета. А.А.Савич пишет, что часть дел не была передана Окрархиву в связи с тем, что «архивный фонд был сложен наверху, в кабинете русской истории, то, очевидно, при переноске его вниз в библиотеку, кто-то из моих предшественников по кафедре русской истории задержал в кабинете часть дел, его заинтересовавших. Это было еще до моего прибытия в Пермь»[17, с.4]. Савич просил заведующего Окрархива Н.П. Грекова прислать кого-нибудь для переправки
архива, но никого не прислали.

Возможно, среди этих фондов (или фондов переданных ранее) и была интересующая нас папка, которая является частью Соловецкого архива. Когда она была передана и кем установить сложно, поскольку в библиотеке ПГГПУ нет записи о поступлении документов. Такова вкратце история «пермской» части архива Соловецкого монастыря.

Обратимся к челобитным. Их 8 актов, с двумя из них уже работали исследователи в начале XX века, но любители старины только знакомились с содержимым этих актов, в научный оборот акты конца XVII века Соловецкого архива, находящиеся в Фундаментальной библиотеке ПГГПУ, еще не введены.

Перевод этих челобитных кем-то уже был начат, это «Отвод VII лист А. № 435» и «Отвод VII лист А. № 441», к одному из них приложен оригинал. Скорее всего, именно А.А. Савич собрал в одну папку два разных дела, — Мещеринова и Сильвестра, и в каждом перевел по одной челобитной. Молитву Николаю Чудотворцу[10] можно отнести прямо или косвенно к «Делу Сильвестра». Обстановка в Соловецком монастыре после восстания 1668-1676[30] годов для многих монахов была напряженная: после взятия «крепости» молиться в Соловецком монастыре стали по-новому[2, с.293]. Молитва Николаю Чудотворцу находилась среди других челобитных «Дела Сильвестра» предположительно как «улика». Возможно, что она и не является частью рассматриваемых дел и лежит среди них случайно из-за сумятицы 20-х годов в архивах Перми.

Осмотрев первые 4 тома и другие печатные издания археографической комиссии, точно таких же челобитных, как в библиотеке ПГГПУ, мы не обнаружили, хотя челобитных Соловецкого монастыря введено в научный оборот довольно много. Для нас интерес представляет 4-й том актов (1836 г.), так как в этом томе находится «Дело воеводы Ивана Мещеринова о противозаконных его действиях при взятии Соловецкого монастыря»[2, с.291-301]. В библиотеке ПГГПУ четыре документа «Дела Мещеринова»: №7, № 9, № 14, Отвод VII лист А. №441.

Во время первой Археографической экспедиции по северной и средней России Я.И. Бередников[1, с.3-7] снял копии с «Дела Мещеринова». В этих копиях дело состоит из трех челобитных. Текст копии челобитной I абсолютно идентичен тексту нашей челобитной №14. В копии челобитной I написано, что на подлинной челобитной, поданной царю, есть подпись дьяка Василия Семенова и пометка дьяка Емельяна Украинцова [2, с.291-301]. Поскольку тексты челобитных практически идентичны, можно предположить, что челобитная №14 из библиотеки ПГГПУ является черновиком. Челобитная №7 – это концовка челобитной №14, есть небольшие расхождения в трех местах, и она, по-
видимому, тоже является черновиком[5].

С текстом челобитной № 14 частично совпадает челобитная № 9. Состояние челобитной плохое: обрывы по краям, текст размыт, нет начала и конца, текст восстанавливается по смыслу[7]. Возможно, именно начало и концовка челобитных были отправлены из Перми в Москву с основным архивом в 1926 году в ЦГАДА[27, с.9].

По содержанию текст челобитной № 9 совпадает с текстом челобитной III «Дела Мещеринова», находящимся в 4-м томе[2, с.295-301]. В челобитной говорится о том, что были присланы из Новгородского приказа грамоты от Великого государя с указаниями для Мещеринова. Далее Мещеринов оправдывается, что не он грабил монастырскую казну, а В. Волконский, и ротмистр Степан Потапов4 ему в этом помог. В челобитной № 9 Мещеринов сообщает, что именно Степан Потапов «нагрузя лодью слюдою, и платьем, и всякою монастырскою казною, и многие, холопа твоего, рухлядью, украл»[7]. В обеих челобитных сообщается, что воевода Волконский морил голодом людей Мещеринова на
ладье. Далее текст челобитной №14 отличается от текста III-й челобитной из 4-ого тома актов Археографической комиссии.

Возможно, воевода Мещеринов не грабил ни казну, ни «рухлядь», поскольку в челобитной царю он пишет, что и где им было приобретено и сколько денег потрачено. Исследователь А.В. Сиренов допускает тот факт, что Мещеринов мог завладеть им незаконно[25, с.314-316], так как он какое-то время после взятия монастыря распоряжался его хозяйством. В отчете Б.Д. Грекова об осмотре архива Соловецкого монастыря обращает на себя внимание один факт. Среди дел Сумского острога и Кемской волости Б.Д. Греков надеялся найти сведения о Соловецком возмущении, но «следов религиозного движения соловецкой братии в монастыре не осталось вообще»[18, с.88]. Но заметны другие следы. «Это следы усердия, с каким уничтожались всякие намеки на факт предосудительного с точки зрения власти поведения соловецкой братии в середине XVII века»[18, с.88]. Далее Б.Д. Греков перечисляет ряд книг, которые он обнаружил, и среди них «Опись о покраденной монастырской казне». Соборные старцы констатируют изъятие монастырской казны с ладьи Ивана Мещеринова: «…И что в этой рухляди сыскали монастырского – святых икон, и книг, и пушек, и пороху, и свинцу, и меди дельной и не в деле, и то взяли в Соловецкий монастырь
в казну…»[18, с.88]. Возможно, Мещеринов не удержался и часть монастырской казны решил захватить незаконно. Возможно и то, что это дело сфабриковано против воеводы Соборными старцами новым воеводой Волконским. Реальную ситуацию «дела Мещеринова» нам удастся восстановить только при тщательном анализе дела и при наличии всех его материалов.

Исследователи замечают, что у Мещеринова были определенные пристрастия к книгам. Известный историк, книговед С.П. Лупов так пишет про деятельность Мещеринова: «Библиотека Мещеринова была книжным собранием человека, очень любившего книги и приобретавшего их всюду, где он смог это сделать»[19, с.98]. А.В. Сиренов отмечает: «Единственное, что кажется необычным в списке книг и рукописей Мещеринова –
Ротмистр Степан Потапов печатал своим перстнем казну (с. 296 III челобитная т. 4) «На перстне у него было печать: суд царя Соломона» это представленность некоторых книг в двух экземплярах»[25, с.317]. Мещеринов платил большие деньги за переписку книг и рукописей.

Заметим, что к «Отводу VII лист А. № 435» не приложен оригинал. Эта челобитная о непристойных речах Манасейки про государя в присутствии воеводы Волконского и Архимандрита Макария. Челобитную писал Сильвестр, и мы можем предположить, что она относится к «Делу Сильвестра». Челобитные из библиотеки ПГГПУ датируются 70-е гг. XVII века, и, предположительно, это поздний вариант рассматриваемого дела. Из реконструкции «Дела Сильвестра»[32, с.259-287] мы узнаем, что по указу великого государя дьякон Силивестр сослан в Соловецкий монастырь.

«Дело Сильвестра» реконструировано О.В. Чумичевой в книге «Соловецкое восстание 1667-1676 гг.», материалы дела относятся ко времени до 1668 г. включительно. По материалам О.В. Чумичевой трудно сказать, находился ли Манасейка в монастыре или нет. Но точно известно, что «В 1673 году в Соловецком монастыре находился чернец Манасейка, вор и изменник, смоленец родом»; в этом году на него был извет из Соловков о непристойных речах про государя[31, с.311]. О. В. Чумичева не пишет про Манасейку: он прибыл в монастырь позднее, и о нем нет указания в «деле Сильвестра» до 1668 года. В «Отводе VII лист А. № 435» зафиксирован тот же 1673 год, однако архимандритом Соловецкого монастыря Макарий стал только в 1676 году [21, с.63]. Факт того, что Манасейко говорил непристойные речи про царствующего государя царя Алексея Михайловича [3] в 1673 году, можно расценить как описку или неточную датировку исследователя начала XX века.

По содержанию можно объединить «Отвод VII лист А. № 435» и челобитные №8, №12. Текст челобитной №8 восстановить полностью не представляется возможным: лист с обрывами по краям, текст размыт и плохо читается. Челобитная представляет собой донос на Манасейку, Архимандрита Макария и воеводу Волконского. Автор челобитной просит отправить архимандрита и воеводу из монастыря, чтобы, не боясь их, сказать правду [6].

В челобитной №12 указывается, что Сильвестр – смолянин и он пишет царю донос на архимандрита, воеводу и Манасейку и тоже говорится о непристойных речах. Не исключено, что автором всех доносов на Манасейку, архимандрита и воеводу Волконского является Сильвестр; содержание, почерк и время составления всех челобитных совпадает.[3, 6, 8] Почему именно такая подборка документов осталась в Перми, точно сказать нельзя.

В научной литературе о Соловецком архиве история конкретных Соловецких актов не затрагивается. С оставшейся в Перми частью Соловецкого архива работал С.Б. Веселовский, который и опубликовал акты первой половины XVII века. Работая с актами, он пришел к выводам, что отразить историю Соловецкого монастыря в полной мере не удастся, так как информация о наиболее известных событиях второй половины XVII века разбросана по разным архивам страны, нельзя сбрасывать со счетов и происходившие в 20-е годы события в стране и вызванная ими неупорядоченность в архивах.

И последнее. Как попали интересующие нас документы в библиотеку ПГГПУ? Необходимо помнить, что в 1922 году появился педагогический факультет Пермского государственного университета. А в 1931 году при реорганизации Пермского классического университета и выделении из его состава пяти самостоятельных вузов (в частности пединститута, позже педуниверситет — ПГГПУ), часть фондов библиотеки университета была передана педагогическому институту[22]. В 1918 – 1922 гг. сын А.Н. Веселовского – А.А. Веселовский – продал часть библиотеки своего отца Пермскому университету[12, с.100]. Об этом свидетельствует договор о купле — продаже, подписанный А. А. Веселовским[12, с.100]. По словам зав. отделом редкой книги ПГГПУ И.А. Бурдинской, при разборе книжного фонда А.Н. Веселовского в двух папках с надписью «акад. Веселовский» были обнаружены челобитные Соловецкого архива XVII века. Так и появилась «гипотеза» о принадлежности интересующих нас документов архиву А.Н. Веселовского. Очевидно, именно эти документы из уже купленного архива А.Н. Веселовского и переложил в папки А.А. Савич, работая с актами Соловецкого архива в Пермском университете в 1924-1926 гг.

Итак, основная часть Соловецкого архива находилась не в Губархбюро, как указывала исследователь Т.А. Тутова, а в Госмузее, как указывал исследователь Г.А. Богуславский, хотя установить точно местоположение всех частей Соловецкого архива им не удалось. Исследователи указывали лишь на отдельные части Соловецкого архива, считая их основным собранием. Как теперь известно, из Госмузея часть архива вывезли в Москву. Сегодня большая часть Соловецкого архива хранится в РГАДА5 и насчитывает 11953 ед. хр. конца XV – начала XX века[29, с.125].

Список литературы

1. Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской Империи Археографическою Экспедициею Императорской Академии наук. Дополнены и изданы Высочайше учрежденною Комиссиею, том первый 1294-1598. Санкт-Петербург. В Типографии II Отделения Собственной Е. И. В. Канцелярии, 1836.
2. Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской Империи Археографическою Экспедициею Императорской Академии наук. Дополнены и изданы Высочайше учрежденною Комиссиею, том четвертый 1645-1700. Санкт-Петербург. В Типографии II Отделения Собственной Е. И. В. Канцелярии, 1836. акт 215, челобитная I, II, III.
3. Библиотека ПГГПУ, челобитная «Отвод VII лист А. №435»
4. Библиотека ПГГПУ, челобитная «Отвод VII лист А. №441»
5. Библиотека ПГГПУ, челобитная №7
6. Библиотеки ПГГПУ, челобитная №8
7. Библиотека ПГГПУ, челобитная №9
8. Библиотека ПГГПУ. челобитная №12
9. Библиотека ПГГПУ. челобитная №14
10.Библиотека ПГГПУ. Молитва Великому Святителю Николаю Чудотворцу
11.Богуславский Г.А. Острова соловецкие, очерки. Северо-Западное книжное издательство 1966
12.Бурдинская И.А «Библиотека Веселовского А.Н.» в фонде редкой книги ПГПУ. Вестник Пермского Университета. Российская и зарубежная филология. Вып. 6. Пермь 2009.
13.ГАПК, Ф. №р-385. Оп. 1. Д. 28
14.ГАПК, Ф. №р-385. Оп. 1. Д. 29
15.ГАПК, Ф. №р-385. Оп. 1. Д. 44
16.ГАПК, Ф. №р-385. Оп. 1. Д. 58
17.ГАПК Ф. №р-385. Оп. 1. Д. 135
18.Греков Б.Д. Отчет об осмотре архива Соловецкого монастыря // Летопись занятий археографической комиссии за 1923 – 1925 выпуск XXXIII Л. АН СССР. 1926.
19.Луппов С.П. Книга в России в XVII веке. Издательство «Наука» Л., 1970
20.Мельник Т.Ф. Соловецкий монастырь и судьба его наследия, Архангельск, 2011, URL: http://solovkimonastyr.ru/media/attachments/solovki_nasledie.pdf (Дата обращения 28.01. 2015)
21.Во отоце океана моря… // М.В. Осипенко. Книга паломника Соловецкой обители, 2008 г.
22.ПГГПУ [Офиц. Сайт] URL: http://pspu.ru/university/biblioteka/istorija-biblioteki 17 (Дата обращения 1.03.2015)
23.Протоколы заседаний Археографической комиссии 1835-1840г. выпуск первый С.-Петербург, Типография брат. Пантелеевых. Казанская 33, 1885
24.Савич А.А. Соловецкая вотчина XV – XVII веков, Издание О-ва Исторических Философских и Социальных наук при Пермском Государственном Университете, Пермь 1927/
25.Сиреннов А.В. К вопросу о книжном собрании воеводы Мещеринова И.А// О.В. Панченко О.В. Книжные центры Древней Руси: Книжное наследие Соловецкого монастыря/ Ин-т рус. Лит. (Пушкин. Дом) РАН; СПб.: Наука, 2010
26.См.: Буганов В.И. Предисловие// Акты писцового дела (1644-1661 гг.), составитель С. Б. Веселовский, Издательство «Наука», 1977
27.См.: Либерзон И.З. Археографическое введение// Акты социально-экономической истории Севера России конца XV – XVI в. Акты Соловецкого монастыря 1479-1571 гг. Ленинград, «Наука» Ленинградское отделение, 1988
28.Тутова Т.А. Из истории архива Соловецкого Монастыря, Академия наук СССР, отделение истории, Археографическая комиссия, Археографический ежегодник за 1983 год, ответственный редактор Шмидт С.О. издательство «Наука», М.: 1985 г.
29.Тутова Т.А. Из истории архива Соловецкого Монастыря, Академия наук СССР, отделение истории, Археографическая комиссия, Археографический ежегодник за 1984 год, ответственный редактор Шмидт С.О. издательство «Наука», М.: 1986 г.
30.Фруменков Г.Г. Соловецкий монастырь и оборона Беломорья в XVI-XIX вв. СевероЗападное книжное издательство, §2 Монастырское войско в XVII веке. Военизация братии. Соловецкое восстание 1668–1676 гг. 1975
31.Харлампович К.В. Малороссийское влияние на великорусскую церковную жизнь, т. 1, Москва, «Книга по Требованию»,1914
32.Чумичева О.В. Соловецкое восстание 1667-1676 годов, 2-е изд./ О.В. Чумичева. — ОГИ, М.: 2009
33.Шилов А.В.«Савич Александр Антонович 1 марта 1890 – 21 октября 1957», биографическая справка в книге «Профессора Пермского Государственного Университета 1916-2001». Издательство Пермского университета., 2001

Источник: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=24733478

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.